Об оптимизме и пессимизме, успехах и неудачах

      Из книги Мартина Селигмана « Как научиться оптимизму».

      В конце 1960-х Бернард Вайнер, молодой социальный психолог из Калифорнийского университета, начал размышлять над тем, почему одним людям удается достичь высоких результатов, а другим — нет. Он пришел к выводу, что во многом это зависит от стиля мышления, в рамках которого люди объясняют причины успехов и неудач. Его подход получил название теории атрибуции (то есть вопрос в том, каким факторам люди приписывают свои успехи и неудачи). Те, кто думают, что причина, по которой они не получают подкрепления, носит устойчивый характер, сдаются сразу, а те, кто считают, что причина была временной, будут продолжать действия, постольку полагают, что ситуация может измениться и они снова будут получать вознаграждение.

Люди, которые легко опускают руки, чувствуют себя беспомощными, убеждены, что причины случившихся с ними неприятностей носят устойчивый характер. Беспомощность лежит в основе пессимизма. Та же категория людей, которая сопротивляется беспомощности, полагает, что неприятности – временное явлении.

Люди, дающие универсальные, обобщающие  объяснения своим неудачам, сдают все позиции, вообще утрачивают способность действовать, даже если неудача постигла их только в какой-то одной области. Люди, которые находят конкретные, специфичные объяснения, могут стать беспомощными в одной сфере жизни, но будут продолжать нормально функционировать в других.

Когда случаются неприятности, мы можем винить себя либо можем винить других людей или обстоятельства.  Низкая самооценка, как правило, берет начало во внутренне ориентированном стиле объяснений негативных событий. При этом я не склонен оправдывать стратегии, ведущие к снижению ответственности. В чем смысл признания человеком собственных ошибок? Только так он сможет измениться. Не приняв на себя ответственность, человек измениться не сможет.

Стиль объяснений формируется в детстве. Зародившийся тогда оптимизм или пессимизм приобретает базовый характер. Новые неудачи вносят дополнительный вклад, и, в конце концов, стиль объяснений становится укоренившейся привычкой мышления. Обычно дети, не достигшие подросткового возраста, предельно оптимистичны, они обладают такой способностью полагаться на надежду и таким иммунитетом к беспомощности, каких после созревания, когда они потеряют значительную долю своего оптимизма, у них уже не будет.

Следите за своим стилем объяснений, особенно в присутствии детей. Дети постоянно улавливают то, как их родители, особенно матери, отзываются о причинах эмоционально насыщенных событий. Уровень оптимизма матери и ребенка очень схож.

Вторым источником влияния на стиль объяснений ребенка является критика со стороны взрослых. Если ребенок слышит устойчивые и обобщающие суждения: «Ты глупая», «Ты нехорошая», это откладывается в его представлении о самом себе. Если же адресованные ему замечания носят неустойчивый и специфичные характер («Ты недостаточно старался», «Это задачи для шестого класса»), то он начинает считать, что проблемы разрешимы и носят локальный характер.

На стиль объяснений вашего ребенка также влияют переживание потери и травмы в раннем возрасте. Если такой опыт будет смягчен, у него сформируется устойчивое мнение, что плохие события можно изменить и преодолеть. Но если этот опыт будет неизменен и всеобъемлющ, то беспомощность пустит глубокие корни.

За последние годы  усилиями лабораторий всего мира произведен целый поток научных свидетельств того, что психологические черты, особенно оптимизм, могут способствовать укреплению здоровья, хорошего уровня иммунитета, поддержанию  здорового образа жизни и своевременному обращению за медицинской помощью.

Последний вариант взаимосвязи оптимизма и здоровья касается социальной поддержки. Кто, по вашему мнению, сталкивается с большим количеством негативных событий в своей жизни? Пессимисты. Способность оптимистов поддерживать глубокие дружеские отношения и способность любить представляются чрезвычайно важными для здоровья факторами.

Преимущества оптимизма не безграничны. Он играет определенную роль в жизни общества в целом и в жизни отдельного человека. Однако  мы должны иметь мужество, если потребуется, взглянуть в глаза пессимизму. Нам нужен не слепой, а гибкий оптимизм — оптимизм с ясным взглядом. Мы должны быть способны пользоваться в случае необходимости обостренным чувством реальности, свойственным пессимизму, но при этом не задерживаться под его мрачной тенью.

Совершенство эволюции заключается в динамичном напряжении между оптимизмом и пессимизмом, постоянно корректирующими друг друга. Сегодня мы можем себе позволить больше оптимизма. Можем ли  мы обучиться навыкам оптимизма, чтобы  наслаждаться всеми его преимуществами  и сохранить при этом свой пессимизм на тот случай, когда он может понадобиться? Я считаю, что мы можем научиться делать выбор преимущественно в пользу оптимизма, но принимать в расчет и пессимизм, если это оправданно.

                                                               Материал подготовила психолог в социальной сфере

Отделения помощи замещающим семьям

Балахнина Т.Г.

Похожие статьи

Оставьте комментарий..